Главная В стране и мире Борьба с экстремизмом в Белоруссии: новая охота на ведьм

Борьба с экстремизмом в Белоруссии: новая охота на ведьм

8 second read
0
0
0

Борьба с экстремизмом в Белоруссии: новая охота на ведьм

В середине ноября стало известно, что в нижнюю палату белорусского парламента был направлен законопроект по вопросу усиления борьбы с пропагандой нацизма и экстремизма, который должен быть рассмотрен депутатами до конца нынешнего года. Согласно официальной версии, новые поправки ужесточат законодательство республики в области противодействия проявлениям экстремизма и будет содействовать охране национальной безопасности. Так, название печально известной по ряду громких дел в Белоруссии (например, «дело пророссийских публицистов») статьи 130 Уголовного кодекса Белоруссии «Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни» предлагается дополнить фразой «реабилитация нацизма». При этом раздел, объясняющий данный термин, предполагается внести и в разъяснения по закону «О противодействии экстремизму».

По мнению белорусских законотворцев, «реабилитация нацизма», помимо всего прочего, означает «оправдание идеологии и практики нацизма, признание их правильными, нуждающимися в поддержке и подражании, а также распространение идеологии нацизма», «одобрение или отрицание преступлений против мира и безопасности человечества, военных и других преступлений, установленных приговором Международного военного трибунала…», а также «прославление или оправдание лиц, признанных виновными, и (или) организаций, признанных преступными приговором Международного военного трибунала…, а равно сотрудничавших с ними на оккупированной территории СССР в годы Второй мировой войны организаций, а также лиц, создавших, руководивших либо участвовавших в деятельности таких организаций в любой иной форме». Если поправки будут приняты, то «пропаганда или публичное демонстрирование, изготовление или распространение нацистской символики или атрибутики либо символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций, а равно хранение или приобретение в целях распространения такой символики или атрибутики» в Белоруссии будут официально запрещены, и за это будет введена административная ответственность, предусматривающая наказание в виде штрафов и административных арестов. При этом не будут являться нарушениями «изготовление, публичное демонстрирование или распространение символики или атрибутики при осуществлении деятельности в области театрального, музыкального, циркового и изобразительного искусства, библиотечного дела, кинематографии, музейного дела, гастрольно-концертной деятельности, издательского дела, образовательной деятельности, СМИ в соответствии с законодательством». То есть символика останется в кино, музеях и различных учебниках, утвержденных государством (вопрос о научных исследованиях в данном случае остается открытым).

По мнению некоторых окологосударственных аналитиков, подобные нововведения абсолютно закономерны и идут в ногу с европейским законодательством. В пример приводится Польша, где с 1 марта вступила в силу новая редакция закона об Институте национальной памяти, которая дает определение преступлениям украинских националистов и украинских формирований, сотрудничавших с Третьим рейхом, а также предусматривает уголовную ответственность за пропаганду «бандеровской идеологии» и обвинения польского народа в причастности к холокосту. Однако следует отметить, что подобные сравнения в данном случае не совсем корректны, так как политическая реальность в Белоруссии и Польше коренным образом отличаются друг от друга, а польская судебная система не является открытым инструментом политических репрессий со стороны государства, как в соседней республике. Факт того, что вся правоохранительная система, в том числе, суды, является полностью подконтрольной существующей в Белоруссии вертикали власти, имеет свое подтверждение не только в абсолютной вседозволенности представителей правоохранительных органов, но и просто в официальной статистике. Например, за последние годы количество оправдательных приговоров в белорусских судах практически свелось к нулю: в 2017 их было лишь 96 или 0,23% от общего количества. В то же время в Польше в судах первой инстанции это показатель в процентном соотношении был выше в 10 раз (2,6%), а при рассмотрении в вышестоящих органах цифры и вовсе выглядят несоизмеримыми — до 55%. Таким образом, белорусская судебная система вне зависимости от реальной вины человека практически всегда соглашается с выдвинутыми против него обвинениями и запрашиваемым прокуратурой наказанием. При этом порочная связь судов, прокуратуры, следствия, органов дознания и КГБ в Белоруссии — уже ни для кого не секрет, что в условиях ужесточения антиэкстремистского законодательства только усугубит ситуацию и даст правоохранительным и иным карательным органам республики дополнительные инструменты преследования граждан, в том числе, и по политическим мотивам.

Если взглянуть на имеющуюся статистику, то выяснится, что в Белоруссии за последние несколько лет резко возросло число лиц, обвиняемых и осужденных по статье 130 УК РБ («разжигание вражды»). Например, за период с 2006 по 2015 годы в стране по данной статье были осуждены только два человека, и столько же были привлечены к уголовной ответственности в 2016. В 2017 году в едином государственном банке данных о правонарушениях их было зарегистрировано уже 15, хотя годом ранее — всего четыре. В том, что многие из таких дел не имеют ничего общего с разжиганием межнациональной или иной вражды, убедило резонансное «дело пророссийских публицистов», когда за критику местных властей белорусские авторы российских интернет-изданий Дмитрий Алимкин, Сергей Шиптенко и Юрий Павловец после 14 месяцев в СИЗО были приговорены к пяти годам лишения свободы с отсрочкой наказания на три года. Несмотря на то, что дело было признано политическим как в самой Белоруссии, так и за рубежом, белорусская фемида не смогла признать свои ошибки и отправить за решетку заказчиков процесса, осудив невиновных людей в угоду политическим амбициям представителей местной вертикали власти. Правда, стоит отметить, что получившее резонанс дело все же стоило карьеры некоторым его инициаторам и исполнителям: была уволена министр информации Лилия Ананич, отправлен на пенсию главный редактор президентской газеты «СБ. Белоруссия сегодня» Павел Якубович, лишись работы придумавшие и сфальсифицировавшие экспертизу работники Государственного комитета судебных экспертиз (ГКСЭ) Алла Кирдун, Галина Гатальская и Алеся Андреева, а также руководитель Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько и начальник Научно-практического центра ГКСЭ Андрей Тетюев. Дополнительно к этому в стране прекратили официально проводить психолингвистические экспертизы на наличие в текстах признаков экстремизма, что на некоторое время остановило репрессии в отношении несогласных с проводимой в Белоруссии политикой.

Однако, как показывают последние события, белорусские власти учли допущенные в ходе «дела публицистов» ошибки, и теперь приготовились «усовершенствовать» механизмы преследования граждан, в том числе, и за счет расширения применения местного законодательства. При этом стоит отметить, что уголовное и иное право в настоящее время в Белоруссии используется в довольно специфической форме и, по мнению наблюдателей, все больше напоминает соревнование правоохранителей по выполнению спущенных сверху планов по выявлению в стране нарушителей порядка, в том числе, и по пресловутой 130 статье. Причем в данной ситуации становится неважно, совершаются ли в реальности такие преступления, или их необходимо придумать для отчетности. И если осуждение, например, в ноябре прошлого года жителя Могилева на полгода колонии за создание в социальной сети «ВКонтакте» страницы «Правая Белоруссия», где он призывал к «уничтожению, применению насилия к представителям еврейской, русской и кавказских национальностей, оскорблению, унижению их национального достоинства», еще можно как-то понять, то идущие в последнее время процессы все больше стали напоминать «охоту на ведьм».

▼ читать продолжение новости ▼

Так, 5 ноября милиция составила два административных протокола на белоруса Александра Горбача за нацистскую символику и экстремистскую информацию на его странице «ВКонтакте». При этом в постановлении отмечается, что мужчина разместил в соцсети две экстремистские аббревиатуры: одна из них может расшифровываться с английского как оскорбление в адрес полицейских, а вторая на русском — как пожелание смерти сотрудникам органов. Дополнительно к этому нацистскую символику нашли на картинках, которые осуждают или высмеивают эту идеологию (например, «схематично нарисованный человечек выбрасывает свастику в мусорку»). Ранее лидера гродненской группы Dzieciuki Александра Денисова оштрафовали за давний репост видео из запрещенной группы анархистов. Затем в Минске анархисту Вячеславу Косинерову и его супруге присудили штраф в 1800 рублей (около $ 900) за снимки в социальных сетях, на которых милиция рассмотрела две запрещенные надписи на их одежде. В Могилеве на 33-летнего мужчину за репост в соцсетях и вовсе завели уголовное дело по ч. 1 ст. 130. При этом нынешние преследования касаются не только антифашистов, неонацистов и анархистов, но и любого, кто попадает в поле зрение правоохранителей по своей неосторожности. Более того, в складывающейся сегодня в республике ситуации уже не выглядело бы странным, если бы белорусская милиция не только составила протокол за мелкое хулиганство и заставила извиняться 16-летнего подростка перед памятником городовому в Минске, но и расценила бы его пощечину скульптуре как акт экстремизма, предъявив ему обвинение по 130 статье УК Белоруссии.

Чрезмерная «бдительность» и стремление улучшить показатели в борьбе с экстремизмом до недавнего времени наблюдались и в России, что, в конечном счете, обратило на себя внимание главы государства. После замечания Владимира Путина, Госдума приняла в первом чтении поправки в статью Уголовного кодекса о возбуждении ненависти (ст. 282 УК), значительно ее смягчив. Теперь уголовная ответственность за экстремизм в интернете и СМИ будет наступать только в том случае, если это нарушение совершено более одного раза в течение года. Однако пройденный Россией этап в Белоруссии, по всей видимости, только начинается. При этом, как отмечают аналитики, продолжаться он может достаточно долго. Это связано, в том числе и с тем, что в республике официальное определение «экстремисткой деятельности» слишком широкое, что уже приводит к наклеиванию ярлыков «экстремиста» на любого инициатора массовых акций или несогласного с властью, как это было в «деле публицистов».

В свою очередь, это позволяет властям в условиях ухудшения в стране социально-экономической обстановки и предстоящих в ближайшие годы президентских выборов, усилить контроль за обществом и пресекать любые проявления массового недовольства. При этом понятие «экстремист», как и в случае с белорусскими публицистами Алимкиным, Шиптенко и Павловцом, может быть вновь использовано как синоним «врага народа» или «врага государства», что позволит проводить определенные чистки среди неугодных властям политических и общественных деятелей. Теперь даже за нейтральные сведения о нацистах (например, в научных работах, которые местные «эксперты» могут таковыми не посчитать, как это уже было в случае со статьями Юрия Павловца) и разговоры о реформах Гитлера человека можно будет привлечь не только к административной, но и уголовной ответственности. Впрочем, как отмечает ряд аналитиков, законодатели могут поставить себя сами в тупик, так как еще в 1995 году нынешний глава республики отмечал, что «не все только плохое было связано в Германии с известным Адольфом Гитлером». «Немецкий порядок формировался веками, но при Гитлере это формирование достигло наивысшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента… Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти…», — отмечал в 1995 году Александр Лукашенко в интервью немецкому изданию «Handelsblatt».

Стоит отметить, что нынешние поправки в законодательстве в сфере борьбы с экстремизмом являются лишь частью обширной работы белорусского государства, направленной на усиление контроля над обществом. В данном случае стоит напомнить и о ситуации в стране со свободой слова, в том числе, в средствах массовой информации и интернет-пространстве. Ужесточения контроля в данной сфере уже нашло свое отражение в новом белорусском «Законе о СМИ» и вступающем в силу с 1 декабря 2018 года постановлении правительства Белоруссии о проверке продукции иностранных СМИ на соответствие белорусского законодательства. Так, согласно постановлению, предполагается выдача Мининформом разрешения на распространение продукции лишь только после проведения (до 15 дней) экспертизы комиссией из 12 человек. При этом сама экспертиза будет включать в себя «действия по анализу и оценке объектов» на предмет наличия или отсутствия в продукции иностранного СМИ информации, противоречащей законодательству Белоруссии, в том числе «сведений, пропагандирующих потребление наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических и других одурманивающих веществ; информации о способах изготовления взрывных устройств и взрывчатых веществ; информации, направленной на пропаганду войны, экстремистской деятельности или содержащей призывы к такой деятельности» и иной запрещенной к распространению в республике информации. Примечательно, что в состав комиссии, как и в состав Республиканской экспертной комиссии по оценке информационной продукции на предмет наличия или отсутствия признаков экстремизма при том же Мининформе Белоруссии, по имеющейся сегодня информации, войдут люди, в массе своей далекие от понимания юридических и иных тонкостей, связанных, например, с экстремисткой деятельностью. Поэтому можно предположить, что и эта комиссия, как и иные государственные органы, станет еще одним механизмом, призванным не допустить распространения в Белоруссии отличных от государственной точек зрения, а её решения будут полностью политизированы.

Таким образом, следует признать, что в настоящее время в Белоруссии идет процесс создания дополнительных инструментов, которые в будущем позволят ужесточить контроль над обществом со стороны государства. Нынешний же рост административных и уголовных процессов говорит скорее не о том, что в белорусском социуме увеличилось число радикалов или экстремистов, а о том, что правоохранительные органы стали все чаще выполнять политический заказ на выявление среди простых граждан неблагонадежных элементов. С введением поправок в уголовное и административное законодательство таких дел в республике станет только больше, а свободы слова и действий — меньше. При этом вполне вероятно, что несогласные с проводимой властями политикой СМИ, в том числе и российские, будут вынуждены уйти из белорусского медиа-пространства, что только усугубит ситуацию.

Западная редакция EADaily

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Иван Кривоносов
Загрузить еще в В стране и мире

Смотрите также

МИД Франции обратился к Трампу: Не вмешивайтесь в наши внутренние дела

Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан призвал президента США Дональда Трампа не …