Главная В стране и мире Первоапрельская российско-украинская война. Принять неизбежное

Первоапрельская российско-украинская война. Принять неизбежное

15 second read
0
0
0

Первоапрельская российско-украинская война. Принять неизбежное

Украинские летчики готовятся к войне. Они лучше многих понимают ее неизбежность. Можно смеяться над этими «отморозками», которые пугают отдыхающих на пляжах, водителей на шоссе и собственных техников, когда проносятся над аэродромом и срывают чехлы с кабин стоящих боевых машин. Объяснение просто. Это удобные коридоры для тренировки, а сверхнизкая высота — единственный шанс спастись от ПВО. Уставы и генералы «идут лесом».

Летчикам это поможет мало: между терриконами не пропетляешь. Но что еще мы знаем о возможной будущей войне? Знаем достаточно. Например, то, что Владимир Путин не повторяется. Это если допустить, что Россия вообще вмешивается во внутренние дела Украины. Так, к слову. Остальное подсказывает то, как в последние недели и дни стороны повышают ставки, выносят на повестку свои ключевые требования, подкрепляют их наращиванием типичной предвоенной риторики.

Почти год назад, 3 ноября 2017 года спецпредставитель Госдепа по Украине выступил с сенсационным заявлением. Курт Волкер сообщил, что США предложили Киеву не представлять в Совбез ООН собственный «конкурирующий» проект резолюции относительно размещения в Донбассе миротворческой миссии ООН, а попытаться договориться «о принципах и элементах» в рамках российского проекта. Последний был предложен Совбезу еще в сентябре прошлого года и допускал размещение миротворцев на линии соприкосновения сторон, «там, где стреляют», где и ставят миротворцев по определению. Но усилиями «партнеров» проект даже не был принят к обсуждению.

Косвенные признаки свидетельствуют о том, что «предложение Киеву» было личной инициативой Волкера (ни прежний глава Госдепа Рекс Тиллерсон, ни нынешний Майк Помпео идею своего представителя почти не комментировали), что он получил на нее не только «добро», но и срок исполнения. И этот срок приближается к концу.

Разумеется, ничего «пророссийского» в инициативе Волкера не было. А было желание уничтожить Минские соглашения… руками России. Что вписало бы имя Курта Волкера в историю дипломатии золотыми буквами.

Не только Украина, но и США, Британия, Франция и т. д. «конкурирующий» проект резолюции в Совбез не внесли. Причина проста: любой проект, предусматривающий создание «международной администрации», разоружение Народной Милиции, контроль границы с Россией до местных выборов, амнистии, без изменений в конституцию Украины, предусматривающих особый статус Донбасса, станет прямым нарушением Минских соглашений. Одобренных, кстати, резолюцией Совбеза ООН в феврале 2015 года. То есть, авторов «конкурирующих» проектов будут по этим проектам возить носом.

Волкер принял стратегию товарища Саахова: «Тот, кто нам мешает, тот нам поможет!» и через несколько дней в ходе встречи с помощником президента РФ Владиславом Сурковым в Белграде выкатил 29 пунктов «принципов и элементов в рамках российского проекта», полностью этот проект извращающих. Словоохотливый представитель Госдепа сам рассказал накануне встречи о том, что видит «голубые каски» на всей территории ОРДЛО. Поэтому столь же публично получил ответ Суркова, что в Москве сочли заслуживающими внимания всего три пункта.

В последнее время Волкер как минимум четырежды заявил, что «с тех пор США не видели никаких новых предложений России», сопровождая обиду совсем уж странными высказываниями о том, что «так называемым народным республикам нет места в украинском законодательстве или минских соглашениях». По первому пункту Волкеру напомнили о том, что в Совбезе ООН лежит сбалансированный проект российской резолюции, и нет никаких других проектов, в т. ч. от США. По второму вопросу в МИД РФ посоветовали спецпредставителю Госдепа по Украине прочитать, наконец, текст Минских соглашений. Если ему просто не нравятся сами названия «ДНР» и «ЛНР», он может пока пользоваться термином «ОРДЛО» и поторопить Киев с внесением изменений в конституцию (согласованных с ОРДЛО, согласно Минским соглашениям).

Заодно получило оценку и героическое продавливание Волкером голосования Верховной Рады о продлении действия закона «об особом статусе Донбасса» («порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей»). Этот закон — для внутриукраинского потребления, т.к. он не был согласован с ЛДНР-ОРДЛО (также согласно Минским соглашениям). В контексте соглашений он ничтожен.

После чего спецпредставитель пустился во все тяжкие. «Вы увидите вступление в силу дополнительных санкций каждый месяц или два или около того», — заявил Волкер 18 октября на семинаре в Атлантическом совете в Вашингтоне. Здесь уже пришлось вмешаться «доброму коллеге» и поправить «злого». Советник Дональда Трампа по вопросам национальной безопасности Джон Болтон отметил, что в соответствии с законодательством США новые санкции могут вводиться не раньше, чем через полгода после предыдущих, чтобы оценить, «исправилась» ли подсанкционная страна. Предыдущие были введены четыре месяца назад и США всё еще «в раздумьях».

Смысл этой истории о страданиях Волкера в том, чтобы показать: будет он отправлен в отставку или ему дадут возможность «проработать» очередную идею — не имеет значения. США изначально не были заинтересованы в урегулировании на основе Минска-2. С Германии и Франции спрос невелик, Киев — вовсе не субъект. Если угодно, США нас «развели», дав передышку киевскому режиму и ВСУ. Или «развели» мы, получив передышку для адаптации к санкциям, а украинцам дав время похлебать «жизни по-новому» полной ложкой. Но проблема по-прежнему ждет решения.

Сдержанность России не сдержала выход США из договора о РСМД. И можете не сомневаться, что вслед за Польшей американские ракеты малой и средней дальности встанут на боевое дежурство под Харьковом. Можно блефовать дальше, как с «ответом» на «Джавелины». «Джавелины» на Украине, где ответ?

Экономика Украины сама по себе оказалась «неубиваемой» (см. «Америку вылечит новый Вьетнам: кандидат — Украина»). То же с ее государственностью («Галицийский сепаратизм и справедливая русско-польская граница»). То же с нацистской идеологией украинизма («Украина: как умерли избитые в 2013 году „онижедети“»). Ну как можно убить экономику, в которой основными статьями экспорта становятся зерно, растительное масло, ягода, мед, орехи, грибы? Рабы — по согласию: всё же не 11 век. Вот на днях глава МИД Павел Климкин пожаловался на польскую таможню, которая днями держит на границе украинские грузовики с фруктами и ягодами, пока те не испортятся. Но и у соседей своя правда: они помогли украинцам с безвизом, создали им сказочные условия для работы на клубничных плантациях польских панов, а те вздумали сами выращивать! Как сказал совесть украинской нации «нераб» Дмитрий Гордон, «каждый сверчок знай свой шесток» (это был его совет России в отношениях с США).

Подчеркнем, «Украинский проект» неубиваем без внешнего активного воздействия, но вполне убиваем в случае решительного внешнего толчка. Сравнение пока преждевременное, но режим красных кхмеров, истребивший треть населения Камбоджи, «благодаря» этому только укреплялся и, может быть, не пал бы до сих пор без восстания генерала Хенг Самрина с последовавшим вторжением Вьетнама. Впрочем, в деле сокращения числа недовольных вместо массовых казней мотыгой по затылку на Украине неплохо работают «безвиз» и тандем Банковой с МВФ.

На пятом году украинских «антироссийских санкций» (как правило, с выстрелом в собственную ногу) Кремль решил, наконец, ответить указом о своих «специальных экономических мерах». Списки подсанкционных украинских граждан и организаций пока составляются и, видимо, составляться будут долго: «угроза наказания действует эффективнее самого наказания». Да и непонятно, чего украинским патриотам больше бояться: ареста собственности или вопросов родного СБУ: «Как же так? Пятый год воюем с государством-агрессором, а у вас домик в Крыму и свечной заводик в Самаре?».

Важно то, что даже зубодробительные экономические меры в отношении киевского режима будут таким же выстрелом в собственную ногу, если не станут только частью комплекса мер, включающего политическую и, да, военную составляющую. Это понимают в Киеве и украинский политикум здесь единодушен.

▼ читать продолжение новости ▼

С прямо противоположными целями, но все партии запугивают украинцев кризисом и неминуемым российским вторжением, одни — в случае поражения Петра Порошенко, другие — в случае его победы. Положение Петра Алексеевича незавидно. Экономических достижений нет, а уворованный из музея лозунг: «Армия! Язык! Вера!» работает плохо. Похоже, что главным аргументом партии власти станет «плотная работа патриотов с избиркомами», особенно в ночь подсчета голосов. «С целью сформировать территориальные отряды обороны» лидер «Правого сектора» (организация запрещена в РФ) Дмитрий Ярош уже вывел из Донбасса два батальона. Оставив весь цивилизованный мир без защиты от агрессора.

Хуже того, слоган «Армия! Язык! Вера!» буквально поставил Порошенко в «позу покорности» перед Путиным: слишком болезненно Кремль может ударить по любой из составляющих этой триады за оставшиеся пять месяцев и прямо накануне голосования. Удар будет тем более болезненным, что уже сегодня пропрезидентские СМИ вытеснили из новостей очередное повышение цен на газ и другие мелочи жизни «автокефалией» и прочими «перемогами». Не то, чтобы Кремлю милее Юлия Тимошенко (скорее, наоборот, поскольку даже смена «вчерашних на позавчерашних» породит у населения некоторый оптимизм), но если будет принято решение «шатать» Украину, то и полстраны (Сирии) не жалко, чтобы Реджеп Эрдоган закрыл вопрос с томосом и с Варфоломеем заодно. Это, повторим, если допустить, что Россия вообще вмешивается во внутренние дела Украины.

Единственный пункт, по которому мнения расходятся — начнет ли Россия вторжение 1 апреля, сразу после первого тура президентских выборов или при каком-то раскладе — уже после парламентских в октябре: «Северный поток-2 будет почти достроен», «Украинцы убедятся, что мессия пришел (пришла), а счастья нет» и т. п. Но подобные поводы «отложить решение» найдутся всегда, а режим Порошенко, просадивший все внутренние и внешние кредиты доверия, идеален в качестве объекта воздействия. Россия просто обязана быть готовой к неконтролируемому развитию ситуации в соседней стране.

Итак, Путин не повторяется. Но не из спортивного интереса. Любой, поразмыслив, поймет, что в будущей войне неприменим стратегический опыт операций последнего времени. Ни в Грузии, ни в Сирии, ни даже в Донбассе. И это тоже понимают в Киеве. Вероятно, Ярош вывел батальоны с фронта не только для того, чтобы его бойцы подавали кофе членам избиркомов. И не случайно траты бюджета на МВД сравнялись с тратами на оборону. Схемы переброски Нацгвардии в Киев отрабатываются в режиме нон-стоп.

В сложившихся на сегодня условиях ситуация может развиваться следующим образом:

1. Ключевой точкой противостояния становится Киев. Всенародное возмущение антинародной политикой властей и фальсификацией выборов приводит к массовым беспорядкам и вооруженному восстанию.

2. Крайне важно. Освобождение северной Украины происходит с юга и запада на север и восток: от Киева к Чернигову, Сумам и границе с Россией. С яркой медийной фиксацией.

3. Признание Российской Федерацией народного правительства в Киеве. Разрешение с ним в духе братства всех имеющихся вопросов от автокефалии и языка до внешнеполитических и оборонительных доктрин и судьбы Новороссии.

Успех зависит исключительно от степени решимости, с которой Россия воспрепятствует карательной операции. Уничтожением мостов, инфраструктуры снабжения и управления силовых органов. Скажем, созданием дуги безопасности: Сарны — Новоград-Волынский — Казатин — Белая Церковь — Днепр (река и город) — Харьков. Одной из приоритетных задач должна стать минимизация потерь личного состава ВСУ. За исключением военных преступников нам дальше вместе жить и служить. Но те должны понимать, что любое продвижение внутрь дуги безопасности будет жестко пресекаться. Как и любая другая несанкционированная активность, которая может быть воспринята, как угрожающая мирному населению и соседним государствам. Только «гуманитарные бомбардировки» по опыту операции НАТО в Югославии в 1999-м и никаких танков. Уверены, армейцы ВСУ сделают правильные выводы. Подразделения МВД, сформированные из бывших карателей, и лица, активно сотрудничавшие с преступным режимом должны иметь возможность покинуть Киев в западном направлении. Что не гарантирует им освобождения от дальнейшего уголовного преследования.

Зона ответственности НМ ЛДНР, или уже ВС Новороссии, и ее будущие границы распространяется на запад до Винницы (или включают ее). Политически, экономически, исторически и этнически может быть обоснована и любая северная граница Новороссии: в составе девяти областей или включая Полтавскую и Черкасскую, хоть по Стугне за окраиной Киева (См. «О целеполагании в украинском вопросе»). Недаром министр культуры Украины Евгений Нищук рассказывал, что на Юго-Востоке «генетики нет» и даже в Черкассах «наполовину». Министры культуры, они такие. (Кстати, схожее высказывание о «лишней хромосоме», приписываемое российскому министру, было опубликовано в каком-то эмигрантском издании и не было подтверждено аудиозаписью.)

Северщина — Черниговская и Сумская области — это часть Великороссии (впрочем, почти Новороссия 18 века: при численности населения в 1989-м около трех миллионов, а сегодня по официальной оценке чуть более двух, здесь вряд ли осталось полтора). Киев — «мать городам русским» (т.е. столица, и в ПВЛ именно так, в дательном падеже), до 20 века ни «Украиной» ни даже Гетманщиной не был, здесь стояли русские полки и сидели воеводы. Новороссия — Новая Русь, это и ребенок поймет. Если приемлемо правило: «Живешь на Украине — говори по-украински», то нет причин возражать против правила: «Живешь на Руси — говори по-русски». Нет даже нужды сильно менять украинское законодательство. Достаточно изменить содержание термина «государственный язык» с украинского на русский. Если сегодня русский язык не притесняется, то совершенно очевидно, что не будет притесняться и украинский. Раз двуязычие — пройденный этап.

Можно будет даже петь гимн незалежной. Но на кухне и вполголоса, так, чтобы пытливые дети не задавали глупых вопросов, от какого именно «казацкого рода» их папа. Если от сечевых (низовых) запорожцев, то те могли в походах насиловать женщин и детей, но не имели права заводить семьи, т. е. не оставили потомства кроме байстрюков, ублюдков. Если же от верховых (реестровых), то о борьбе за какую «свободу» речь? То было «Его Королевской Милости (затем: Царского Величества) Войско Запорожское» на жаловании. С королем, да, воевали. Но лишь за титул шляхты и право иметь крепостных. С царем не забалуешь, поэтому только клянчили. Получив, в конце концов, дворянские титулы и крепостных, естественно, с упразднением автономии. Извините, отвлеклись.

Но как быть с восьмью — девятью областями западной Украины? Да-да, с действительной Малой Русью, Малороссией — Russia / Ruthenia Minor? В первую очередь предоставить ей максимальные возможности для интеграции в общерусское пространство. Ну, а если кто-то решит с оружием в руках покуситься на территориальную целостность строящегося единого русского государства, то… ну, а что с ними делать, с «сепарами» и «клопами» (такими, черно-красными, когда крови напьются)? Важно понимать, любое незаконченное решение, любая «дружественная» и даже «сверхсуперсоюзная» Украина в любых границах — это в будущем новый круг бега по граблям.

Приведет ли такое решение к новому витку «санкций»? Несомненно. Но к этому витку и почти в те же сроки приведет, ну, скажем, «готовящееся применение химического оружия в Идлибе», «приказ на убийство журналиста Джамаля Хашогги, поступивший в Эр-Рияд из Москвы», новое вмешательство «во все выборы везде» (всё это, пусть маргинальными СМИ, но уже обсуждается). А также «узурпация Россией» Севморпути (как там «фейк» о несправедливости единоличного владения Россией богатствами Сибири?), «невыполнение» Минских соглашений, в конце концов. Да мало ли что можно придумать? И будет придумано.

На заседании Российской энергетической недели (РЭН) в начале октября Путина спросили о санкциях. «Я иногда думаю, что было бы хорошо для нас, если бы те, кто хочет вводить санкции, ввели бы все санкции, которые только можно ввести, и как можно быстрее. Это развязало бы нам руки для защиты своих национальных интересов такими средствами, которые мы считаем наиболее эффективными для нас», — ответил президент.

Так почему бы не поступить наоборот? Почему мы дарим инициативу тем, кто «хочет вводить санкции»? И как же правило первого удара, если драка неизбежна? Киевский режим — враг и союзник врага. И он самое слабое звено врага. Пока самое слабое.

Альберт Акопян (Урумов)

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Иван Кривоносов
Загрузить еще в В стране и мире

Смотрите также

Абхазский Ткуарчал: разрушенные дома и шахты, но есть «настоящая» жизнь

Заброшенные шахтерские поселки в горах Абхазии, под городом Ткуарчал, который когда-то был…