Главная В стране и мире Владимир Норов: «В стабильности Афганистана заинтересован весь регион»

Владимир Норов: «В стабильности Афганистана заинтересован весь регион»

5 second read
0
0
1

Владимир Норов: «В стабильности Афганистана заинтересован весь регион»

В Ташкенте по инициативе президента Узбекистана Шавката Мирзиёева состоялась крупная конференция, посвященная проблемам Афганистана и вариантам их решения. В ней приняли участие глава МИД РФ Сергей Лавров, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, представители ООН, исполнительной власти государств региона, политологи и эксперты. Сама страна была представлена президентом Ашрафом Гани и главой МИД Салахуддином Раббани.

Главный, пожалуй, итог: мир в стране должны установить сами афганцы, начав масштабные внутренние переговоры, а другие страны помогут, прежде всего — обеспечением устойчивого экономического развития. Функции страны-гаранта по урегулированию ситуации в Афганистане взял на себя Узбекистан. Приглашенная на конференцию обозреватель «Независимой газеты» Виктория Панфилова специально для EADaily взяла интервью у директора Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Узбекистана, бывшего министра иностранных дел Узбекистана Владимира Норова.

Узбекистан взял на себя непростые функции по афганским проблемам. Не окажется ли Узбекистан между молотом и наковальней — США и Россией — постоянными игроками на этом поле? Еще и в то время, когда США обвиняют Россию в продаже оружия «Талибану».

Действительно, Узбекистан взял ответственность на себя, чтобы организовать конференцию на самом высоком уровне. Нынешнее мероприятие в Ташкенте стало продолжением кабульской конференции, второй раунд которой состоялся в конце февраля. Узбекистан до избрания Шавката Мирзиёева президентом не принимал участия в таких многосторонних форматах. Наша позиция сводилась к сотрудничеству с Афганистаном на двусторонней основе. В рамках этого формата мы построили железную дорогу «Хайратон — Мазари-Шариф», наладили поставки электричества, с 2002 года увеличив в 30 раз объемы его экспорта — до 1,8 млрд кВт/ч. В 2018 году поставки электроэнергии будут доведены до 2 млрд кВт/ч за счет строительства дополнительной линии электропередачи «Сурхан — Пули-Хумри».

Проведение конференции стало возможным исходя из интересов всех стран региона, твердой воли обеспечить мир и стабильность в Афганистане. Напомню, что в стратегии действий, принятой после инаугурации Шавката Мирзиёева, главный приоритет — это страны ЦА во внешней политике и создание вокруг Узбекистана пояса стабильности, безопасности и благополучия. И эта политика быстро дала результаты, благодаря принципиальному подходу к решению всех назревших вопросов, когда президент заявил, что в регионе нет вопросов, которые бы нельзя было решить на основе разумных компромиссов и с учетом интересов всех заинтересованных сторон. Новая политика Узбекистана подтолкнула все страны региона решать совместные проблемы. К тому же стабильность в Афганистане — это вопрос и нашего экономического благополучия, ибо через эту страну лежит выход к южным морям. А не имея этого выхода, мы, по оценкам БостонКонсалтинг групп, ежегодно недополучаем 20% ВВП.

Можно чуть подробнее?

Например, расширение поставок нашего текстиля — а он высококачественный, в ЕС. Китай от экспорта текстиля получает примерно 40 млрд евро в год. Бангладеш — это вторая страна экспортер текстиля, — 20 млрд евро, Индия — 9 млрд евро, Пакистан — 5 млрд евро. А Узбекистан — всего 50 млн евро. Главная проблема — транспортные расходы. Доставка одного 20-тонного контейнера в Брюссель и обратно в Ташкент обходится нам в 9 тыс. евро. А Индии, Бангладеш, Китаю (Шанхай), пользующимся морским путем, соответственно, — 500, 700 и 1300 евро. Это серьезно. И это показывает, почему нам так нужен выход через Афганистан к морским портам Чорбах и Бандерабас в Иране или Гвадар — в Пакистане. Весь вопрос в том, чтобы достроить эту железную дорогу от Мазари-Шарифа до Герата. В декабре 2017 года во время визита президента Афганистана Ашрафа Гани было подписано соглашение о строительстве этой дороги протяженностью 800 км. Создана рабочая группа и привлечены Всемирный банк, Азиатский банк, Азиатский банк инвестиций и инфраструктуры. Вопрос строительства обсуждался с Гани и на встрече в Астане в рамках ШОС. Тогда он предложил совместно обратиться к финансовым мировым институтам, создать консорциум. Первая ветка до Мазари-Шарифа есть. Нужно дотянуть до Герата — это 800 км. А от Герата до иранского города Хаф уже построена железная дорога. Иран и Индия, Афганистан подписали трехстороннее соглашение. Индия финансирована в Чобахр $ 500 млн. Тегеран предоставил 50 тыс. кв. км территорий для создания афганскими компаниями своих торговых точек. Торговля Ирана с Афганистаном — $ 3 млрд. Это 40% всей торговли с зарубежными странами. Нужна лишь стабильность.

Но ее нет. Накануне конференции была взорвана ЛЭП, по которой в Кабул подавалась узбекская электроэнерегия. Кто ее будет восстанавливать?

А почему ее взорвали, знаете? Талибы, которые это сделали, обратились к тем структурам, которые обслуживают эту линию электропередач с требованием подключить подконтрольные им территории. Когда им отказали, они взорвали. Не имея дополнительной информации, можно было подумать, что они и взорвали ЛЭП в пику Узбекистану, который не пригласил их на конференцию. Проблема с талибами в чем заключается? У них нет единого руководства, они разбросаны. Основная масса талибов — это последователи муллы Омара. Вместо него лидером стал Хайбатулла Ахундзада. Но ему не удается объединить талибов. Есть группа талибов муллы Расула. Все они воюют за влияние. Проблема еще в том, кто больше заплатит. Поэтому, когда инициатива Узбекистана была выдвинута о проведении этой конференции, все происходило с учетом готовности афганского руководства поддержать и провести ее.

Можно вспомнить историю строительства Трансафганского трубопровода (сегодня это ТАПИ — Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия). Тогда, в 1999 году, состоялась встреча контактной группы 6+2 (шесть соседних стран плюс США и Россия) и представители Северного Альянса, который был признан международным сообществом, и правительство Раббани и талибов, которые сидели в Кабуле. «Талибан» (запрещен в РФ) не мог продвинуться на север страны, где лидер Северного Альянса Шах Масуд удерживал Панджерское ущелье. И Туркмении удалось договориться с «Талибаном» о строительстве. Без гарантии талибов строительство газопровода было бы невозможно. Кстати, замминистра иностранных дел Туркмении Вепа Хаджев в ходе нынешней конференции предложил на переговорах с талибами использовать опыт Ашхабада — сейчас ситуация аналогичная. Вот подобные факторы и обуславливают создание той новой политической атмосферы — единства стран региона. Но самый немаловажный фактор, который подталкивает к переговорам «Талибан» — они уже дважды обратились к США, чтобы начать прямые переговоры — это ИГ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в РФ и других странах), которое создает угрозу не только соседним странам, но и самим талибам.

Насколько ташкентская конференция может быть результативна в дальнейшем?

Я думаю, что особого внимания заслуживает позиция Ашрафа Гани — официальное правительство готово признать талибов, как политическую силу, им могут предоставить возможность иметь в Кабуле свой офис, дать гарантии безопасности их семьям, выпустить на свободу всех талибов, находящихся в тюрьмах, а главное — начать переговоры без предварительных условий. Это заявление афганского руководства вселяет надежду. В этом свете хочу подчеркнуть, что недавние визиты президента Узбекистана в Киргизию и Таджикистан, позитивное изменение межгосударственных отношений были обусловлены во многом именно тем, что решено было беседовать без предусловий — это очень важно, избавляет от необходимости «ковыряться» в том, кто прав, а кто нет. Нынешняя конференция по Афганистану первая. В дальнейшем будут прощупываться желания всех сторон к миру.

Вы не находите аналогий с межтаджикскими переговорами в 1990-х годах?

Тогда первый президент Узбекистана Ислам Каримов встретился с одним из лидеров исламской непримиримой оппозиции Ходжи Акбаром Туранджонзода, и начались переговоры и с таджикским руководством. На конференции министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Аслов отметил, что Душанбе имеет опыт примирения сторон. Главное начать переговоры. А уже в их рамках обсуждать накопившиеся вопросы. К примеру, вопрос прав женщин талибы уже сняли. Что касается конституции, то тут обсуждения будут сложными, поскольку конституцию принимал парламент, в котором талибы не представлены. Чем ташкентская конференция отличается от других? Высоким уровнем и единым мнением — необходимо начать переговоры без предварительных условий.

В последнее время много говорится о том, что энергетическая программа Афганистана, предусматривающая строительство ГЭС, может обернуться водными проблемами для региона. Мало было Узбекистану Рогунской ГЭС в Таджикистане, так еще и это добавляется?

Изучение рисков строительства Рогуна не завершено, специалисты двух наших стран продолжат это. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что Душанбе никогда не нарушал интересов стран региона, никогда не оставлял их без воды и не оставит. Это очень твердое политическое заявление. В связи с этим узбекская сторона выразила готовность рассмотреть свое участие в строительстве ГЭС, а также возможность использования Сарезского озера в Таджикистане как источника пресной воды. Создана рабочая группа, которая оценит ситуацию. Я предложил таджикским коллегам провести исследования, выявить, какие из опасений реальны и как устранить их совместно, чтобы не было угроз интересам стран.

С Афганистаном ситуация такая. Общий гидроэнергетический потенциал страны — 23 млрд кВт/ч. Они сейчас вырабатывают 600 мВт, планируют построить 152 плотины. Самая большая Даштиджумская ГЭС будет построена на Пяндже. Помимо этого, они до 2025 года планируют увеличить площади орошаемых земель со 100 тыс. до 200 тыс. км. Это естественно, — подавляющая часть населения — сельчане. Пока Афганистан не добирает свою долю воды. Сейчас Узбекистан пользуется этой водой. С одной стороны мы стремимся поддерживать мир и стабильность в Афганистане, с другой стороны — увеличение Афганистаном водопользования ударит по нашим интересам. Но если мы будем подходить к вопросу эгоистично, с позиции только своих интересов, то проиграем еще больше. Поэтому Узбекистан уже начал работать на будущее: создано Министерство водных ресурсов, а в сельском хозяйстве начало повсеместно внедряться капельное орошение, сокращаются хлопковые площади. Соседи не должны создавать проблем друг другу.

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Иван Кривоносов
Загрузить еще в В стране и мире

Смотрите также

В Третьяковке вандал повредил знаменитую картину Ильи Репина

В пятницу, 25 мая, один из посетителей Третьяковской галереи разбил стекло и нанес серьезн…